Выбери метро
Выбери район

Разноцветная история

Категория: Традиционно

Не знаю, подойдет ли эта история для эротического веб-сайта… Секса как такого в ней не достаточно, я желаю только поделиться своим экстазом — поведать про зверские эротические воспоминания, которые практически подорвали нас с супругой совсем-совсем не так давно, меньше недели вспять. Рассказ — стопроцентно правдивый, это и не рассказ даже, а быстрее репортаж. Любопытно — читайте, нет — так нет Разноцветная история

Это было четыре денька вспять, когда мы отдыхали в Коктебеле (я удрал с работы на неделю). Там нудистский пляж, Даша в первый раз побывала там, прогуливалась нагишом, общалась, отрисовывала на нагих пляжниках, и они на ней… море воспоминаний, в общем. Но я не об этом, хотя здесь тоже была масса позитива. А вот о чем: в одном из баров сделали таковой аттракцион — прямо в резиновый резервуар (либо бассейн) с бортиками вылили огромные такие массы броской краски — типа гуаши, она была таковой густой, что не разливалась, а стояла, как студень либо вязкая грязь. Ну, как гуашь обычно в баночках… только здесь ее были центнеры, наверное. И за средства приглашали туда кувыркаться люд. Мы как узрели это, и разноцветных визжащих женщин там, схожих не на людей, а быстрее на инопланетян либо на тортики — так все замерло снутри от предвкушения какого-то мистического телячьего счастья. Там было много цветов, ярких-ярких на южном солнышке. И — мы туда…

Это был таковой удар по нервишкам, что я не могу обрисовать. Столько позитива я в собственной жизни вообщем не помню. Когда густая масса всех цветов облепляет все твое тело, и ты становишься таковой живой сверкающей гаммой, и покрываешь яркими-яркими красками тело возлюбленной, и волосы, и все-все-все безо всяких комплексов и препядствий, и незнакомые оголенные девицы швыряют в тебя комьями краски и размазывают ее по твоему телу, цепляя гениталии, а мужчины лапают твою нагую супругу, поливают ее колоритными ручейками, и все смеются, как безумные, визжат, пищат и т.п… И в зрителей мы кидались, и боролись в разноцветном киселе, и все табу были очень стремительно позабыты, и мы хватали друг дружку за все интимные места без разбора, как малыши. Особенный кайф был, когда груды краски еще не разнесли по всему и вся — обмакивать с чавканьем голову в такую груду, как в тесто, и с грохотом выдергивать ее оттуда. Брызги краски — на два метра, и по ушам хлопает, как будто выстрел, и глаза нереально разлепить — слипаются реснички. Дашка когда так сделала — вокруг взорвался фонтан белоснежных хлопьев (она погрузилась в белила). А еще кайф — на один цвет лить другой, и глядеть, как зеленоватые ручейки текут по белоснежной Дашкиной маковке, растекаются, смешиваются с белоснежным, и еще туда — красноватого, желтоватого, голубого…

Мы туда залезли, как солидные люди — в купальниках, в плавках. Но очень скоро все вошли в таковой раж, что стали стаскивать друг с друга все тряпки (не мы 1-ые начали). И, естественно, скоро мы стопроцентно обнажились, а безвыходно перепачканные тряпки подевались невесть куда. Таким макаром мы остались нагими среди городка без способности одеться… эта идея заполняла нас некий особенной сладостной жутью, которую очень тяжело обрисовать.

Мы там барахтались длительно — до того времени, пока вся краска не начала преобразовываться в бурое месиво, и мы сообразили, что это не любопытно, охото остаться разноцветными, и выкарабкались оттуда. И вот, покрытые толстым слоем краски всех цветов (она переливалась на нас, как эмаль, это смотрелось шокирующе, аж самим страшно было, да и великолепно прекрасно), ни 1-го клока кожи не осталось незапятнанного, и маковки были, как глазурированые чайники либо кремовые тортики — оба нагие, без единой тряпки (были только сумки с полотенцами и средствами, но мы не отважились их брать в таком виде, оставили в баре) — вот в таком виде мы оказались посреди достаточно густой толпы обычных пляжников. Здесь же куча народу о нас перепачкалась (без обид, правда, со хохотом — благо, море рядом, и все в одних купальниках).

Как другие «мурзилки» выбирались домой (они ж тоже нагие были) — не знаю. Это все было не на самом нудистском, а приблизительно в 300 метрах от него, на обыкновенном, «текстильном» (как молвят нудисты) пляже. Наверное, другие просто полезли сходу в море, а позже уж нагие бежали за одежкой — не знаю… А мы, во-1-х, не отважились марать море там, где другие купаются, а во-2-х, естественно, здорово хотелось побыть еще вот так, живыми ходячими радугами, и нагишом — без способности одеться. Здорово постыдно было, даже голова кружилась, и член торчал, как пушка, но в душе такая эйфория была, что просто хотелось летать. А о Дашке и гласить нечего: она визжала еще длительно после нашего выхода из аттракциона, и скакала, и пугала прохожих, и мазала их краской. Она позже произнесла мне, что ей тоже было страшно постыдно, и чтоб заглушить стыд, она вела себя, как одичавшая мортышка. Ну, я-то знаю, какой телячий экстаз ее распирал :-).

А было не очень горячо, относительно, естественно, краска на нас была мокроватая, липкая, густая, и очень не хотелось все это смывать, и мы просто пошли голяком по направлению к нудистскому. Дашка шалила, я тоже, даром что без 5 минут юрист :-), мы выглядели, естественно, нелььзя обрисовать как, и ощущали себя тоже. Мы шли так с босыми ногами по песку, оставляли сначала разноцветные следы, позже песок налип на покрашенные ноги… Позже, когда шли через нудистский, нас приветствовали криками вчерашние знакомые, но никто не вызнал. Только когда Дашка подошла к ним — только тогда… То-то смеху и веселья было! А позже мы пошли наверх — на горку, от моря в сторону.

В общем, чтобы не затягивать рассказ, скажу, что мы итак вот — нагими и покрашенными — пробродили целый денек, до вечера, и это был самый безумный и незабвенный денек в нашей жизни. Только затемно уже искупались — долго-долго смывали в довольно-таки прохладной воде засохшую краску, которая перевоплотился в реальный цемент, в особенности в волосах, и позже оказалось, что смыли процентов 40 — когда в номер пришли и посмотрелись в зеркало. Позже доооолго под душем мыли друг друга — и все равно и кожа, и волосы приметно подкрасились, так что мы еще пару дней были похожи на краснокожих либо панков.

Итак вот, мы длительно бродили нагишом по горам, зашли на могилу Волошина, танцевали там на склонах, и всюду нас лицезрели 10-ки людей, и все были в ауте. Позже уже краска на нас подсохла, потрескалась, и мы были похожи на древную глазурь либо орнаменты в трещинках. Через пару часиков уже очень тянуло в воду, но так не хотелось прекращать все это бесчинство, что мы слонялись по склонам, катались по травке, шалили, красовались и стращали людей часов до 5. С нами все просились фотографироваться, и мы, еще пока не подсохли, мазали всем краской носы… а вот моя камера осталась в номере :-(.

Мой член сначала всегда торчал ввысь, а позже сник, но все равно ныл от напряжения, у меня в паху как будто всегда плескалось клейкое, обволакивающее море. Это было нестерпимо, и я упросил Дашку — мы зашли за куст, и она занялась мной: взялась за мои гениталии (они были бело-зелено-желто-голубые) так, как я люблю — снизу, за уздечку, и позже — лаского обволакивая всей ладонью вниз. Несколько прикосновений ее рук — и Дашка оказалась забрызганной с ног до головы моей спермой, а я как будто погрузился в бездонную обволакивающую ванну. Дашуня не стала вытирать мою сперму, и она так и высохла на ней — на волосах (точнее, на слое краски, покрывавшем их), на животике, на грудях и даже на носу.

А Дашку довести никак не вышло, и она вытерпела до ночи. Ее киска слиплась от краски, ей даже пописать было тяжело. Вообщем на нас послипалось все в мире — волосы, реснички, губки…

Позже мы уже страшно проголодались, и решили взять наши вещи из бара, не смывая краски. И то — пришлось бы совершенно нагишом идти полкилометра по бетонной дорожке — без 5 минут город ведь. Вообще-то мы и были совершенно нагишом, но в краске это как-то веселее и не так постыдно. Ну и смывать не хотелось, даром что краска здорово тянула кожу, и маковки на ощупь были как пластмасса.

В общем, мы, какие были красавчики, заявились в бар… а там уже новенькая порция краски, и новые чуваки визжат…. 80 процентов — малыши. Ну, Дашка, конечно, сходу возжелала туда, и я тоже, только произнес Дашке, что необходимо поесть. С огромным усилием отволок ее от бассейна с краской, подбежали к киоску (сумку с средствами взял в баре), и там, давясь, заглотили по шаурме, поставив мировой рекорд — за полминуты, наверняка, — и понеслись к краске. Это было красиво…

А там — лицезреем, стоят в массе зевак малыши, различных возрастов, и — одни смущяются, а другие требуют родителей, и видно, что жутко охото туда, — но предки не пускают. Эта затея достаточно дорогая на наши средства — 100 гривен. А когда они узрели нас — прямо-таки завизжали. Там были двое — мальчишка и девченка, лет 13, у девченки уже грудки большие, но лицо совершенно детское. Здесь Дашка стала умоляюще глядеть на меня, и я предложил заплатить за малышей. Кликнул, что я обеспеченный миллионер из Папуа-Новой Гвинеи :-). Хватило, правда, лишь на четырех, и еще упросили взять пятую девченку за 50 грн. Сколько визгу было! матери протестовали, но напор таковой стихии ничто не способен сдержать. Я еще произнес, чтоб малыши все поснимали всю одежку, чтобы не замарать. Это предложение сначала повстречало дружный отпор мам, но мы с Дашкой так жарко и внушительно орали, что это можно, демонстрировали, что сами нагие (от этого мой член стал опять целиться ввысь), — и матери смешались, а малыши поколебались минуту — и посбрасывали с себя тряпки. Я лицезрел, как зажглись глаза у мальчугана и девченки — тех, к-рые были постарше, — и сообразил, что это была мечта всей их жизни. Они, не смотря друг на друга, разделись, порозовели, дали мамам трусики, и позже так неудобно друг к другу оборотились, нагие, улыбнулись… и здесь вся орава рванула с нами в бассейн!

Как мы там с ними возились — это ни в притче сказать, что именуется! Даша любит малышей, она готова возиться и играть с ними всю жизнь, бросив все другое. Она и сама ребенок, на самом деле, — даже и не в переносном смысле, а в самом прямом: ей еще как бы нет 20-ти, она очень конкретная, чувства свои всегда выражает от всего сердца, и развлекаться умеет запоем, во всем дает всю себя… при всем этом она очень умненькая, развитая, профессиональная — знает и умеет больше меня. Вот такая у меня Даша :-).

…В общем, пересказывать нашу возню никчемно :-). Мы обновили слой краски на для себя и, по-моему, стали толще сантиметра на четыре :-). Мы там барахтались, пока краска опять не стала преобразовываться в бурую массу. Дашка визжала и кувыркалась с детками просто самозабвенно. Нагие дети — мальчишка и девченка — сначала очень смущались, а позже как принялись кувыркаться и тереться друг об дружку! Меня это все жутко завело и возбудило почему-либо, еще более, чем 1-ый сеанс с девицами… не знаю, почему — педофилом я никогда не было, но — вот итак вот… и я в возне старался ненароком задеть сосочки и кисочку девченки, и когда мне это удавалось — задумывался о том, что до меня этого не делал никто, и эта идея просто сносила крышу. И все это — на очах у 10-ов людей, в т.ч. и у родителей!

Мой член жутко добивался разрядки, я уже старался находиться всегда в горизонтальном положении, и всегда подставлял его Дашке, которая норовила ненароком тронуть его (откровенно, естественно, нельзя было). Она, как звереныш, возилась с детками, и получала от этого таковой зверский кайф, ее глаза так сверкали, что из их аж искры сыпались. Она окунала и месила их в краске, жонглировала ими, и они висли на ней, как обезьяныши на маме. Дашуня была дико счастлива, она прямо исходила визгом совместно с детками, и мы все обливали друг дружку ярими радужными потоками…

Я ощутил: еще два приконсовения к члену, и я кончу, и желал уже неприметно дотереть себя об мягенький пол до кондиции… но раздумал. Не захотелось в один миг лишать себя продолжения праздничка. Так у нас нередко бывает в сексе: неоднократно подходим к оргазму — и останавливаемся: жаль прерывать удовольствие. Бывает, изматываем себя до полного изнеможения- и оргазм приходит тогда внезапно, вдруг — в один из разов всегда не выходит оборвать, — и бывает одичавший и ослепительный, как молния.

В общем, мы и сейчас выкарабкались, хоть Дашка и жутко не желала расставаться с детками, и пошли назад — бродить по буграм. Фото у меня не осталось — обещали только прислать случайные знакомые (я отдал им свое мыло) — и я желаю обрисовать Дашку, как она смотрелась.

Основной цвет ее тела был глянцево-белый — белил там было больше всего. Поверх белоснежного она была вся в разводах ярко-ярко голубого, красноватого, желтоватого, зеленоватого и фиолетового, плюс — тыщи полутонов от смешения с белоснежным. Волосы у нее слиплись, и маковка была не по привычке круглой, и кудряшки совершенно не различались — голова была похожа на гладкий глазурированный шар с огромным отростком сзади — ни дать ни взять, чайник с ручкой. Реснички тоже слиплись, и глазки сверкали прямо из-под разноцветных пятен, и сами казались такими пятнами. С волос, с носа, с сосков, с пальцев капала краска. Подошвы, естественно, тоже были в краске, и ножки здорово скользили — так же, как и у меня. Чувство было такое, как будто мы перевоплотился в живы игрушки.

Вот такие мы пошли опять гулять. Бродили до самой мглы, аж пока не пришлось мыслить о возвращении. Как отошли от пляжа — я стал ублажать Даше киску, пока она не засохла, и Даша мурлыкала и выгибалась, но до оргазма было далековато — прогуливались прохожие, и краска стремительно подсыхала… А я жутко желал кончить, член прямо орал, — но сдерживался: вытерпел до вечера, когда мы придем в номер.

Уже после захода солнца пришлось идти все смывать. Это было забавно, хоть и малость обидно тоже. Отмылись мы с огромным трудом, и не за один денек…

Мы всегда помнили, что у нас нет совершенно никакой одежки, нам не в чем идти домой, и идея об этом страшно щекотала нервишки. Но когда мы отмылись (точнее, смыли верхние слои) — пошли нагими в бар, там уже — музыка, огни… на Дашку, ну и на меня здорово пялились, и это было последней каплей: Дашка смешалась, напряглась, и я лицезрел, как она пристыжена и возбуждена. Я лицезрел, как мой нагой член рассматривали девицы в ночных прикидах… мне жутко хотелось, чтоб они схватили меня, поволокли к для себя, щупали и мяли всюду, а Дашку — мужчины… представил для себя, как нас, нагих, насилуют всем скопом — и чуть ли не кончил при всех.

Мы забрали сумку, обвернулись в два наших полотенка — я вокруг бедер, а Даша ухитрилась обмотать весь корпус, от грудей до бедер, как блинчик. Снизу полотенце чуть доходило до того места, где обычно завершаются трусы, но она шла медлительно, сжимая ноги, и руками подтягивала полотенце книзу. Один раз таки случился казус — оно упало. Это лицезрели 2-3 человека, они тихонько про себя произнесли «О-о!», и все- Дашка была на пределе, прижималась ко мне, и я ощущал, как она дрожит (она очень впечатлительная).

Дома мы сперва принялись ублажать друг дружку, но нашли, что на нас еще много краски — и собрались сделать сеанс эротического мытья. Мы пообещали друг дружке не кончать, вытерпеть, пока моемся, и это была реальная эротическая пытка — такового долгого возбуждения я еще не помню. Мы старались не касаться половых органов, но одних только прикосновений к телам хватало для того, чтоб дрожать от возбуждения.

В конце концов мы прыгнули в кровать, я вошел в Дашку, — и застыл, чувствуя, что еще секунда — и кончу. Она напряглась вся — этот секс был не столько нежностью, сколько разрядкой одичавшего напряжения… я быстренько выскочил из нее, примостился меж ножек, лизнул несколько раз — она стала заглатывать воздух… раз, другой, 3-ий…и зашлась, попискивая, как котенок, и захлебываясь. Здесь я — в нее, и мы совместно терзали друг дружку до последней капли удовольствия…

Весь наш секс продолжался минутки две, а обезумевший оргазм был быстрее облегчением после пытки, чем наслаждением. Зато позже… мы миндальничали практически до утра, позже еще ночкой проголодались зверски — прогуливались есть, позже купались нагишом при звездах и луне, позже был еще секс на берегу — совершенно другой:… неспешный и ласковый, с холодком снутри, как будто лунный свет разливался по телам…

А наутро мы побежали к этому аттракциону — а там уже этого бассейна нет. И нам произнесли, что это было единожды, повсевременно такое нельзя делать, чтоб не загрязнять море. Вот так нам подфартило! Разноцветная история

Мы, правда, сначала расстроились, Дашка — как та вплоть до слез- но позже она же мне и произнесла: если бы аттракцион был неизменным — то мы б, выходит, приехали бы купаться не в море, а в краске :-). А море было бы уже издавна не Черным, а Бурым.

Так что — сейчас мы с благодарностью вспоминаем, как совсем случаем попали на этот классный аттракцион. А от одичавшего животного позитива, от стршного возбуждения и сладкого стыда того денька до сего времени отступить не можем.

Лучшие проститутки Москвы:
Отзывы: